Решение суда об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка с отцом

Кассационным определением №33-3570/2010 от 24.06.2010: без изменения

Дело № 2-5064\2009                                                                              

   Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

31 марта 2010 года                                                            г. Новосибирск

Ленинский районный суд г. Новосибирска в составе:

Судьи                                                                                               Бурнашовой В.А.,

при секретаре судебного заседания                               Чепиловой Н.В.,     

с участием представителя

органа опеки и попечительства                                       Головановой Ю.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании

- иск П-ко Натальи Эдуардовны к П-ко Сергею Анатольевичу об определении места жительства ребенка и разрешении выезда ребенка из России в Германию;

- встречный иск П-ко Сергея Анатольевича к П-ко Наталье Эдуардовне об определении места жительства ребенка,

                                                            у с т а н о в и л:

Истица П-ко Наталья Эдуардовна обратилась в Ленинский районный суд г. Новосибирска с иском к П-ко Сергею Анатольевичу (л.д.3-4), в котором просит: определить место жительства сына – П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с ней; разрешить выезд П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с ней за пределы Российской Федерации, в Германию.

В обоснование исковых требований П-ко Н.Э. ссылается на следующие обстоятельства.

13 октября 2001 года между истицей и ответчиком был заключен брак. Решением мирового судьи 11 судебного участка Ленинского района г. Новосибирска от 17 августа 2009 года брак расторгнут.

В период брака у супругов П-ко родился совместный ребенок – сын П-ко Максим  Сергеевич 01.10.2003 года рождения.

Более одного года истица с ответчиком проживают отдельно друг от друга: он проживает в г. Новосибирске, а истица проживает в Германии, в Раштеде, с 2 ноября 2008 г. Вместе с истицей в Германию выезжал сын Максим, выезд которого был документально оформлен надлежащим образом.

Истица три-четыре раза в год  приезжает в Новосибирск и в очередной ее приезд с ребенком 5 апреля 2009 года ответчик в установленном порядке предъявил заявление о своем несогласии на выезд сына из Российской Федерации, в связи с чем истице пришлось сдать авиабилет на ребенка в день вылета и ребенок остался в Новосибирске с ответчиком.

Сама истица не может остаться в Новосибирске, поскольку живет и учится в Германии, планирует  проживать там постоянно.

Истица проживает в   Германии   в  местечке   Раштеде,   где   у   нее имеется благоустроенное  социальное жилье, которое предоставлено на нее и на ребенка, имеются условия для комфортного проживания, истице выплачивается социальное пособие, она может  материально обеспечить себя и ребенка всем необходимым. Ребенок устроен в детский сад.

В настоящее время ребенок проживает с ответчиком,  истице практически не дают с  ребенком общаться ни по видеосвязи, ни по телефону, что очень тяжело как для  нее и для ребенка.  Истица купила ребенку сотовый телефон, однако ответчик забрал у него этот телефон. Со времени подачи ответчиком заявления о несогласии на выезд ребенка истица  приезжала в Новосибирск  несколько раз. Каждый раз ребенок высказывал желание уехать с ней, не хочет оставаться с отцом, он очень привязан к истице, ребенку в его возрасте просто необходима мать.

Максим в течение года наблюдается в Новосибирске в Институте социальной реабилитации НГТУ. Каждый приезд в Новосибирск  истица с ребенком посещает своего врача из этого центра. Максиму изначально был поставлен диагноз: астеноипохондрический синдром с выраженной тревожностью. За период, который ребенок проживает с ответчиком и его родителями (с 19 апреля 2009 года) состояние его здоровья в значительной мере ухудшилось. Он очень переживает, что матери нет рядом с ним. Об ухудшении состояния здоровья ребенка свидетельствует справка Института социальной реабилитации, из которой  следует, что еще в апреле 2009 года (6 апреля 2009 года - день посещения врача) проявлений невроза у ребенка не было, а уже в июне 2009 года (29 июня 2009 года - день посещения врача) у него отмечались изменения в худшую сторону (плаксивость, нарушение сердечного ритма, частые простудные заболевания, нехватка витаминов. В августе 2009 года у ребенка выявлен невротический синдром, он стал замыкаться в себе, скован, плаксив, заторможен, сохранились нарушения сердечного ритма, нехватка витаминов и еще добавилось истощение организма.

Истица полагает, что никаких объективных причин выражать несогласие на выезд ребенка в Германию у ответчика не было и нет. Ребенок стал заложником проблемных взаимоотношений своих родителей, неразрешенных конфликтов.  Ответчик, будучи вполне состоятельным человеком, имеет реальную возможность приезжать в Германию и общаться с Максимом.

В судебном заседании истица П-ко Н.Э. и ее представитель – адвокат Андреева  заявленные исковые требования и доводы иска поддержали в полном объеме.

Ответчик П-ко С.А. с иском П-ко Н.Э. не согласен, предъявил встречный иск, в котором просит определить место жительства малолетнего сына – П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с ним.

В обоснование своей позиции ответчик П-ко С.А. приводит следующие доводы.

В связи с тем, что истица намерена переехать в Германию на постоянное место жительства, то, по сути, первоначальный иск направлен на то, чтобы сын стал проживать с истицей в Германии, со сменой ребенком привычных для него условий проживания, родного русского языка, друзей и родственников,  на чужую страну с незнакомыми людьми, с незнакомым ему немецким языком, по сути, с отрывом ребенка от привычной ему атмосферы, способствующей его более всестороннему развитию.

Из доказательств, представленных истицей, следует, что истица П-ко Н.Э. не имеет постоянного места работы в Германии, проживая на социальное пособие в размере 260 евро в месяц (л.д.17), что составляет 10 400 рублей (1 евро = 40 рублей).

Проживание на указанное пособие существенно ущемит интересы ребенка, т.к. доход отца существенно больше и отец может дать и дает ребенку более полные возможности для его всестороннего духовного и физического развития.

Кроме того, ребенку в настоящий момент шесть с половиной лет. Осенью 2010 года ему идти в первый класс общеобразовательной школы для получения им среднего образования на родном для него языке.

Словарный запас П-ко Максима в немецком языке три-четыре немецких слова и умение считать до десяти, что препятствует комфортному общению ребенка в Германии с окружающими его лицами.

П-ко С.А. считает, что материальное     положение      истицы П-ко Н.Э., морально-психологический климат по месту ее жительства не обеспечивают  надлежащих  условий  для содержания и воспитания ребенка, переезд ребенка на новое место жительства в другую страну при указанных условиях, может негативно сказаться на развитии и воспитании сына Максима.

            Сторонами было ранее достигнуто соглашение по поводу места жительства ребенка, т.к. на момент подачи первоначального иска сын проживал с отцом.

     П-ко Максим проживает  с отцом  П-ко С.А. в трехкомнатной квартире <адрес> принадлежащей отцу на праве собственности. Отец П-ко С.А. обеспечивает необходимые условия для воспитания и содержания своего несовершеннолетнего сына Максима. Имеется Акт обследования жилищно-бытовых условий отдела опеки и попечительства администрации Ленинского района г. Новосибирска от 16.11.2009 г. Согласно данному акту, в квартире имеется вся необходимая мебель и бытовая техника.

            Максим весной 2009 года посещал НОУ ДЦ «Акварель» (л.д.55-56). С сентября 2009 года сын Максим посещает Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение г. Новосибирска «Детский сад № 360 «Журавушка» комбинированного вида» (л.д.57).  Также ребенок занимается спортивным плаванием, английским языком, ранее занимался дзюдо.

            П-ко С.А.  своего сына любит и  заботится о  нем. Имеет постоянный заработок, характеризуется положительно по месту жительства и по месту работы. По месту жительства семьи П-ко С.А. и его сына П-ко М.С. периодически приезжает бабушка несовершеннолетнего П-ко М.С. по линии отца  -  П-ко Нина Ивановна, которая также заботится о своем внуке. В необходимых случаях отец П-ко С.А. пользуется услугами няни в целях заботы о своем сыне.

Существенным фактором в данном деле является то, что переезд ребенка в Германию может вызвать негативные последствия для его всестороннего развития.

Что касается требования истицы П-ко Н.Э. о разрешении ее выезда с сыном заграницу, то, как следует из содержания ее искового заявления, данное требование обусловлено тем, что П-ко Н.Э. намерена изменить место жительства сына Максима, и удовлетворение данного требования полностью зависит от ее требования об определении места жительства ребенка.

Прямого урегулирования вопроса о порядке выезда ребенка, проживающего с одним из родителей, на постоянное место жительства в другую страну в законодательстве не содержится.

В случае удовлетворения судом встречного иска П-ко С.А. об определении места жительства сына Максима с ним, отпадают предусмотренные законом основания для удовлетворения требований истицы П-ко Н.Э., направленные на разрешение выезда заграницу вместе с ребенком, т.к. истица не ставит целью временный выезд ребенка вместе с ней заграницу.

В судебном заседании ответчик П-ко С.А. и его представитель – адвокат Бойков А.А. настаивали на удовлетворении встречного иска, в удовлетворении иска П-ко Н.Э. просили отказать.

Выслушав стороны, заслушав показания свидетелей и пояснения малолетнего ребенка, исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующим выводам.

Как видно из материалов дела: свидетельства о рождении ребенка (л.д.54), малолетний П-ко Максим Сергеевич 01.10.2003 года рождения является единственным ребенком у супругов П-ко Натальи Эдуардовны и Сергея Анатольевича, которые состояли в браке с 13.10.2001 года. Решением мирового судьи 11 судебного участка Ленинского района г. Новосибирска от 17 августа 2009 года брак супругов П-ко расторгнут.

Из обстоятельств, изложенных в первоначальном и встречном исках, а также из пояснений сторон следует, что с 2 ноября 2008 г. истица проживает в Германии, в Раштеде. Вместе с истицей, с согласия П-ко С.А., в Германию выезжал сын Максим.

23.04.2009 года П-ко С.А. подал в УФМС Новосибирской области заявление на несогласие на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего П-ко Максима (ответ на запрос суда, л.д.35).

С этого времени и по текущий момент малолетний П-ко Максим проживает со своим отцом – П-ко С.А. по адресу квартира № 49 дома № 5 по 1-ому пер. Р-Корсакова в г. Новосибирске.

Согласно части 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ, место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»  определяет критерии, которыми должен руководствоваться суд при разрешении подобных споров: интересы ребенка; обязательный учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст. 57 СК РФ); возраст ребенка; привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, другим членам семьи; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя); другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания одного из родителей. Суд также может учесть и иные обстоятельства.

При рассмотрении настоящего дела каждый из родителей Максима полагает, что проживание ребенка именно с ним будет наиболее целесообразным и отвечать интересам ребенка, в том числе, исходя из привязанности ребенка к каждому из родителей.

Судом в целях правильного и объективного рассмотрения дела, с согласия сторон, была назначена судебная психолого – психиатрическая экспертиза, на разрешение которой были поставлены вопросы: каково отношение ребенка к каждому из родителей? Какова степень привязанности Прокоменко Максима к каждому из родителей?; каково отношение каждого из родителей к ребенку? Кто из них испытывает по отношению к ребенку большую привязанность?; с кем из родителей желает проживать сам ребенок?; какова специфика межличностных отношений в семье П-ко ?; каковы особенности системного воспитания родителей – П-ко Н.Э. и П-ко С.А. ?; каково психо – эмоциональное состояние родителей – П-ко Н.Э. и П-ко С.А.?; каковы особенности психо – эмоционального состояния ребенка – П-ко Максима Сергеевича?; кто из родителей способен обеспечить ребенку больше возможностей для его личностного развития?; с кем из родителей предпочтительнее определить место жительства П-ко Максима Сергеевича, исходя из психо – эмоционального состояния родителей, их личностных особенностей и личностных особенностей ребенка?

Судебная комплексная психолого – психиатрическая экспертиза в отношении обоих родителей и ребенка была проведена по определению суда (л.д.75-76) в отделении амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз Новосибирской Областной психиатрической больницы № 6, комиссией судебно-психиатрических экспертов со значительным стажем работы  (стаж 41 год и 20 лет), а также экспертом медицинским психологом.

Проведенная комплексная судебная психолого – психиатрическая экспертиза показала результаты, отраженные в заключениях: л.д. 84-87 – заключение на ребенка – П-ко С.С., л.д.88-90 – заключение на мать – П-ко Н.Э., л.д. 91- 93 – заключение на отца - П-ко С.А.

В судебном заседании и при проведении экспертизы истица П-ко Н.Э. поясняла, что, когда она с ребенком выезжала в Германию для оформления документов, П-ко С.А. возражений не высказывал, а в апреле 2009 года неожиданно для нее выставил запрет на выезд ребенка. В Германии проживают все родственники истицы, в г. Новосибирске у нее никого нет. Истица поясняла, что за время проживания ребенка с отцом в г. Новосибирске «ребенок изменился, был голодный, недоедал», испытывал «психологическую нагрузку», страдал аллергией, на коже «были бородавки». Своего бывшего мужа истица характеризовала отрицательно: «он злоупотребляет пивом», «играл в казино», «ребенка на воскресные дни увозил к своим родителям в Линево». Истица считает, что «для блага ребенка» сыну необходимо ехать с ней в Германию, поясняла, что у «нее есть средства», что ребенок плачет, когда она уезжает, не хочет оставаться с отцом. Также в судебном заседании истица поясняла, что у ребенка «были острицы», а отец ребенка не лечил.

В обоснование своих доводов истица ссылалась на мнение врача Будкиной Е.В., которая работает в структурном подразделении НГТУ федеральном медицинском учреждении, обсуживающем студентов-инвалидов.

Опрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля Будкина Е.В. (протокол судебного заседания за 15.12.2009 года) поясняла, что П-ко Н.Э. обратилась к ней «по знакомству», приходила на прием к ней на работу в частном порядке. Обследовав ребенка, врач Будкина Е.В. поставила ребенку ряд диагнозов, включая «астеноипохондрический синдром… невротического синдрома» назначала лечение.

Однако, комиссия судебных экспертов однозначно исключила наличие у Максима каких-либо психических нарушений либо отставания в психическом развитии. Более того, комиссия судебных экспертов указала в заключении со ссылками на ст. ст. 10, 20 Закона «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», что установление подобных диагнозов психического заболевания не относится к компетенции врача Будкиной Е.В.

При обследовании ребенка комиссией судебных экспертов установлено, что ребенок растет и развивается соответственно своему возрасту.

В медицинской документации на ребенка (амбулаторная карта, медицинские справки для садика, обследование врача-кардиолога) также не зафиксировано сведений о недополучении ребенком питания, либо о наличии заболеваний, которые указывала истица (острицы, бородавки).

При характеристике соматического состояния  отмечено, что ребенок среднего роста, правильного телосложения, умеренного питания, кожные покровы чистые. Данные сведения объективно опровергают доводы истицы о том, что ребенок голодает, имеет бородавки.

Как показала судебная психолого – психиатрическая экспертиза, оба родителя хроническим психическим расстройством не страдали и не страдают, при настоящем обследовании у них не выявлено каких-либо психических расстройств, оба родителя способны к осуществлению родительских прав и выполнению родительских обязанностей.

Оба родителя характеризуются как адекватные, у обоих родителей отмечено, что к ребенку относятся с любовью, оба стремятся и способны создать все условия для благоприятного развития и воспитания ребенка.

Данные раздела экспериментально – психологического исследования в отношении ответчика П-ко С.А., а также характеристики на него с места жительства и места работы, показания свидетеля Попкова И.Н., допрошенного 30.03.2010 года, опровергают показания истицы о том, что ответчик злоупотребляет пивом и играет в казино. Эти утверждения истицы голословны и никакими доказательствами не подтверждены. Ответчик представил справку (л.д.70) о том, что на учете у нарколога не состоит, в быту либо на работе не был замечен в нетрезвом состоянии, никаких зависимостей, в том числе алкогольной либо игровой, у него не выявлено, а, напротив, отмечен высокий уровень образования и общей культуры.

Комиссия судебных экспертов не смогла ответить на вопросы суда о том, кто из родителей способен обеспечить ребенку больше возможностей для его личностного развития?; с кем из родителей предпочтительнее определить место жительства П-ко Максима Сергеевича, исходя из психо – эмоционального состояния родителей, их личностных особенностей и личностных особенностей ребенка?

Невозможность ответить на эти вопросы вызвана отсутствием стандартизированных методик для определения «степени» и «предпочтительности». Личностное развитие зависит от многих внутренних и внешних (социальных) факторов, которые ситуативны и изменчивы во времени и не зависят только целиком от возможностей каждого из родителей.

Учитывая исключительно положительные характеристики на каждого из родителей Максима, суд при разрешении спора об определении места жительства ребенка полагает необходимым исходить из того, что интересы детей являются главным критерием при определении места жительства детей в случае раздельного проживания родителей.

В ст. 12 Конвенции ООН о правах ребенка (принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года, вступила в силу 2 сентября 1990 г.) содержится положение о праве ребенка выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы, в том числе быть заслушанным в ходе любого судебного и административного разбирательства, затрагивающего его интересы. При этом ребенок должен достигнуть возраста, когда он будет способен в форме, доступной для однозначного понимания всеми окружающими, сформулировать и выразить свое мнение.

Малолетний П-ко Максим сути настоящего гражданского дела не понимает в силу своей естественной возрастной незрелости и недостаточного осознания окружающей действительности. Его суждения по-детски незрелые, легковесные.

Данный факт отражен в заключении судебных экспертов. Суд соглашается с таким выводом, так как ребенок по ходатайству истицы был опрошен в суде 31.03.2010 года.

Ребенок был опрошен в суде с письменного согласия обоих родителей, родители и адвокат Бойков А.А. были удалены из зала судебного заседания, ребенок опрошен в присутствии специалиста отдела опеки и попечительства Головановой Ю.С. и специалиста –педагога Дудкиной Н.Н., имеющей высшее педагогическое образование по специальности «Педагогика и психология (дошкольная)» (копия диплома, л.д.156).

Также как и при проведении экспертизы, в суде ребенок был в хорошем настроении, охотно беседовал, способен вести свободный диалог со взрослыми людьми.

В суде от ребенка получена практически та же информация, что и при проведении судебной экспертизы. П-ко Максим пояснил, что его зовут Максим, ему шесть лет. Мама часто надолго уезжает в Германию, он остается жить с папой. Мама не хочет, чтобы он оставался в Новосибирске. Хотелось бы жить всем вместе. По маме скучает, хотел бы жить с мамой. С папой хорошо. По-немецки знает два слова. Хочет учиться и быть как папа, работать как папа.

Максим пояснял экспертам и суду, что хочет поехать в Германию, так как мама обещала, что там будет двухэтажная кровать, большие горки, что пойдут в зоопарк, что друг Роберт отдаст игрушки.

По мнению суда, такие показания ребенка согласуются с выводом эксперта о том, что родители выступают для П-ко М.С. источником эмоционального тепла и поддержки, образцом и примером для подражания, их образы оцениваются как позитивные, положительно окрашенные, эмоционально принимаемые, в равной степени эмоционально значимые.

Отец выступает доминантной фигурой в системе иерархических отношений в семье, отмечается идентификация (отождествление) образа «Я» с образом отца (что соответствует нормальному семейному воспитанию и развитию мальчика 6 лет, и общекультурными нормами).

Органом опеки и попечительства по результатам исследования доказательств, собранных в ходе рассмотрения дела, и в ходе обследования жилищно – бытовых условий дано письменное мотивированное заключение (л.д. 138-139) об определении места жительства П-ко Максима Сергеевича с его отцом – П-ко Сергеем Анатольевичем.

Статьей 67 Гражданского процессуального кодекса РФ установлено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

В результате анализа совокупности собранных по делу доказательств суд приходит к убеждению о необходимости определить место жительства ребенка – П-ко М.С. с отцом – П-ко Сергеем Анатольевичем, проживающим в г. Новосибирске, 1-ый пер. Римского - Корсакова, 5, кв. 49.   

При этом, кроме вышеизложенных доводов, суд принимает во внимание, что на сегодняшний день ребенок уже год благополучно проживает со своим отцом, жилищно-бытовые условия очень благоприятные: отец и сын проживают вдвоем в трехкомнатной квартире, расположенной в девятиэтажном кирпичном доме, в квартире имеется вся необходимая мебель и бытовая техника, у ребенка имеется отдельная комната, в которой стоит детский диван, шкаф для одежды, электрическое пианино, глобус, детский мебельный уголок, на стенах детские фотографии в рамках, много игрушек, в холле детское баскетбольное кольцо, игрушечный мотоцикл (акт обследования ЖБУ, л.д.157).

Согласно свидетельству о государственной регистрации права собственности на указанную квартиру (л.д. 64)собственником квартиры числится П-ко С.А.

П-ко С.А. имеет два высших образования, полученных в государственном вузе (копии дипломов, л.д.68,69), постоянное место работы и стабильный доход по месту работы (л.д.52,53,67).

Истица П-ко Н.Э. представила суду документы на немецком языке и удостоверенные переводы на русский язык (л.д. 121-147), из которых видно, что в Германии она не работает, посещает курсы немецкого языка для интеграции в общество и получения необходимых знаний языка в еврошколе Ольденбурга (до 15.01.2010 г.); по договору аренды от 16.08.2009 года проживает в двухкомнатной благоустроенной квартире общей площадью 61,87 кв.м., квартира в хорошем состоянии, расположена <адрес>; получает пособие для обеспечения средств к существованию  как нуждающаяся в социальной помощи на основании решения бургомистра общины Растеде. Размер социальной помощи, указанный в документах со сроком действия 01.05.2009 – 31.10.2009 (л.д.146-147), составляет на истицу и ребенка в общей сумме 984,36 евро, из которых 206, 67 евро отнесены на квартплату, 36,0 евро отнесены на расходы на отопление, 129,54 евро  - медицинское страхование, страхование по уходу 17,79 евро, пенсионное страхование 40,80 евро. Общий доход на истицу и ребенка указан в размере 164,00 евро.

Более обновленных сведений о размере социального пособия и о получении пособия после окончания срока действия (31.10.2009 года, как указано в распечатках на л.д.146,147) истицей не представлено, как и не представлено информации о размере прожиточного минимума в Германии. В связи с чем нельзя обоснованно сделать вывод о достаточности получаемого пособия для удовлетворения основных жизненных потребностей.

Получение какого-либо заработка по месту работы, указному в трудовой книжке и характеристике с места работы в ООО «СибМост», истица не подтвердила.

За время проживания ребенка с отцом П-ко Н.Э. участия в расходах на содержание ребенка (на питание, на оплату коммунальных услуг, иных денежных расходах) не принимала. Как пояснил П-ко С.А., он в материальной помощи истицы на содержание ребенка не нуждается.

Безусловно важным для правильного рассмотрения настоящего дела является то обстоятельство, что в этом году ребенку предстоит пойти в 1-ый класс.

Приступить к обучению на немецком языке П-ко Максим возможности не имеет, так как немецкого языка не знает, что подтверждено результатами тестирования, состоявшегося 24.02.2010 года в Немецком центре НГТУ в сотрудничестве с немецким культурным центром им. Гете в Москве (л.д.148): П-ко Максим немецким языком не владеет, так как его словарный запас ограничен 3-4 словами и счетом от 1 до 10.

Информация в письме из детского сада Растеде-Ванбека (л.д.97)о том, что понимание языка к детям приходит быстрее, после 3-4 месяцев, имеет общий характер, без учета особенностей конкретного ребенка и не содержит выводов о том, готов ли именно П-ко Максим приступить к обучению в немецкой школе. Пробыв в Германии с мамой полгода, Максим, тем не менее, немецкий язык не выучил даже на самом начальном уровне.

Между тем, Конституция России обязывает обеспечить получение каждым человеком (будь он гражданином РФ или иностранным подданным, лицом без гражданства или др.) основного общего образования. При этом родители или лица, их заменяющие, должны обеспечить получение образования данного уровня своим детям. Государство гарантирует гражданам общедоступность и бесплатность начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования и начального профессионального образования (ст. 43 Конституции РФ).

В настоящее время ребенок посещает детский сад и занятия по предшкольной подготовке, получает знания и навыки, необходимые для успешного обучения.

Представленные ответчиком фотографии ребенка подтверждают, что досуг Максима организован интересно и разнообразно: прогулки, посещение бассейна, катка, кино, развлекательных центров.

При всех изложенных обстоятельствах суд не считает возможным изменять сложившийся уклад жизни, привычки и круг общения малолетнего П-ко Максима, который на протяжении последнего года проживает с отцом.

П-ко С.А. доказал, что способен создать для ребенка по месту своего проживания надлежащие условия для воспитания, содержания и духовного развития. А доводы истицы о том, что условия жизни ребенка с ней в Германии будут более благоприятными, носят лишь характер предположения, поскольку заранее нельзя сделать вывод о том, насколько хорошо пройдет адаптация ребенка к жизни в Германии.

Передача ребенка одному из родителей не означает, что другой должен быть отстранен от участия в воспитании ребенка. Закон признает полное равенство прав родителей и в тех случаях, когда брак между ними расторгнут.

Родитель, проживающий раздельно, вправе и обязан участвовать в воспитании ребенка, и может с ним общаться. Тот из родителей, с которым остался ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию (ст. 66 СК РФ).

При рассмотрении настоящего дела ответчиком П-ко С.А. не представлено никаких достоверных доказательств, свидетельствующих о том, что общение ребенка с матерью и временные выезды ребенка с матерью в Германию могут причинить вред ребенку.

А потому суд считает необходимым разрешить временный выезд малолетнего П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с его матерью – П-ко Натальей Эдуардовной из Российской Федерации в Германию, частично удовлетворив ее исковые требования.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ,

            Р Е Ш И Л:

Иск П-ко Натальи Эдуардовны к П-ко Сергею Анатольевичу об определении места жительства ребенка и разрешении выезда ребенка из России в Германию удовлетворить частично.

Встречный иск П-ко Сергея Анатольевича к П-ко Наталье Эдуардовне об определении места жительства ребенка удовлетворить.

Определить место жительства малолетнего П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с его отцом – П-ко Сергеем Анатольевичем.

В определении места жительства малолетнего П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с его матерью – П-ко Натальей Эдуардовной отказать.

Разрешить временный выезд малолетнего П-ко Максима Сергеевича 01.10.2003 года рождения с его матерью – П-ко Натальей Эдуардовной из Российской Федерации в Германию.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение 10 дней с момента изготовления его в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 08 апреля 2010 года.

Судья (подпись)

«Копия верна» Подлинник решения находится в гражданском деле № 2- 5064\2009 (№ 2-305\2010) в Ленинском районном суде г. Новосибирска.

Судья                                                                                               В.А. Бурнашова

Секретарь                                                                                        Н.В. Чепилова