Решение о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия

Дело № 2-****/2009

РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2 июня 2009 года

Ленинский районный суд города Новосибирска в лице судьи Васильева Д.С.,
при секретаре судебного заседания Якушевич И.В.,
с участием представителя истицы Катерухиной Е.Н., ответчика С.А.А., его представителя Бойкова А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.О.В. к С.А.А. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

УСТАНОВИЛ:

К.О.В. обратилась в суд с иском к С.А.А. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Свой иск мотивировала тем, что 31 августа 2008 года на 27 километре Северного объезда произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Тойота Раум под ее управлением и автомобилем ВАЗ 21083 под управлением С.А.А. Считает виновным в данном столкновении С.А.А., который совершил небезопасный маневр разворота, не уступив дорогу ее автомобилю, движущемуся в попутном направлении и совершающему обгон с выездом на встречную полосу. Поскольку договор страхования, заключенный С.А.А. с ООО «Северо-Западная страховая компания», является недействительным в силу его заключения в период отзыва лицензии, просила возмещение ущерба взыскать непосредственно с С.А.А. В связи с чем просит взыскать стоимость причиненного ущерба в размере 125.449 рублей, расходы на оплату услуг представителя 15.000 рублей, возврат государственной пошлины в размере 2.954 рубля 49 копеек, моральный вред в размере 3.000 рублей.

В судебном заседании представитель истицы Катерухина Е.Н. доводы иска поддержала. От замены ответчика С.А.А. на ООО «Северо-Западная страховая компания» отказалась.

Ответчик С.А.А. и его представитель Бойков А.А. в судебном заседании иск не признали, указали на то, что в данном столкновении виновна К.О.В., которая совершила небезопасный маневр обгона в условиях обзора, ограниченного впереди идущим автомобилем. По мнению ответчика, К.О.В., совершив обгон его автомобиля ВАЗ 21083 с левой стороны, нарушила Правила дорожного движения, так как он заблаговременно включил сигнал левого поворота, чем запретил обгон его автомобиля с левой стороны. Кроме того, обнаружив торможение впереди идущего автомобиля, К.О.В. мер к снижению скорости не приняла.

Кроме того, по мнению ответчика и его представителя, необоснованны выводы о недействительности договора гражданской ответственности, заключенного 7 августа 2008 года между С.А.А. и ООО «Северо-Западная страховая компания». Договор, заключенный без лицензии, является не ничтожной, а оспоримой сделкой. Поскольку решение суда о признании данного договора недействительной сделкой нет, ответственность С.А.А. считается застрахованной, отвечать по ней в пределах 120.000 рублей должен страховщик. В связи с чем в иске следует отказать.

Представитель третьего лица - ООО «Северо-Западная страховая компания» в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен, о причине неявки не сообщил.

Представитель третьего лица – ООО «Росгосстрах – Сибирь» в судебное заседание не явился, просил дело рассмотреть в его отсутствие.

Суд, выслушав объяснения и изучив материалы дела, приходит к следующему.

Из материалов дела видно, что 31 августа 2008 года по съезду с трассы Северного объезда в попутном направлении двигались три автомобиля. Первым двигался автомобиль ВАЗ 21083 под управлением С.А.А., за ним двигался неустановленный автомобиль. Третьим двигался автомобиль Тойота Раум под управлением К.О.В.

Ширина проезжей части в данном месте составила 9,2 метра, линия разметки - прерывистая.

С.А.А. решил совершить развернуться для того, чтобы поехать в противоположном направлении. До этого он включил сигнал левого поворота и сбросил скорость до минимальной.

Следом идущий неустановленный автомобиль, обнаружив приготовление С.А.А. к маневру, также замедлил движение и стал принимать меры к объезду автомобиля под управлением С.А.А. справа.

Когда К.О.В. обнаружила торможение впереди идущего неустановленного автомобиля, она не видела автомобиль ВАЗ 21083 под управлением С.А.А. из-за расположенного между ними неустановленного автомобиля. В связи с этим она не знала причин замедления движения неустановленного автомобиля, идущего впереди нее.

Тем не менее К.О.В., не снижая скорости (она двигалась со скоростью 70-80 км/ч), начала обгон неустановленного автомобиля слева и выехала на встречную полосу.

В то же самое время С.А.А., убедившись, что встречный транспорт отсутствует, а идущий позади неустановленный автомобиль принимает вправо, начал совершать маневр разворота, также выехав на полосу встречного движения.

В результате траектории движения автомобиля Тойота Раум и автомобиля ВАЗ 21083 пересеклись, и произошло столкновение правой передней частью автомобиля Тойота Раум и левой передней частью автомобиля ВАЗ 21083.

Постановлением командира взвода ДПС ГИБДД ОВД по Коченевскому району Новосибирской области С.А.А. признан виновным в нарушении пункта 8.1 ПДД РФ.

При оценке данных обстоятельств суд исходит из того, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, поэтому постановление командира взвода ДПС ГИБДД ОВД по Коченевскому району Новосибирской области оценивается наряду с другими имеющимися доказательствами.

Суд полагает, что К.О.В. совершая маневр обгона, должна была руководствоваться пунктами 8.1, 10.1, 11.2 ПДД РФ.

В силу пункта 8.1 ПДД РФ перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой. При этом маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения.

Пунктом 10.1 ПДД РФ предусмотрено, что при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Пункт 11.2 ПДД РФ предусматривает, что обгонять безрельсовое транспортное средство разрешается только с левой стороны. Однако обгон транспортного средства, водитель которого подал сигнал поворота налево и приступил к выполнению маневра, производится с правой стороны.

Анализируя действия К.О.В., с точки зрения указанных пунктов, суд приходит к выводам, что ее действия не соответствовали правилам дорожного движения.

Во-первых, К.О.В. в своих объяснениях говорит о том, что маневр обгона она начала только после обнаружения того, что впереди идущий автомобиль притормозил. Из объяснений же С.А.А. следует, что идущий позади неустановленный автомобиль стал притормаживать после того, как он снизил скорость и включил сигнал поворота налево.

Это означает, что в то время когда К.О.В. принимала решение об обгоне, С.А.А. уже подал сигнал левого поворота и затормозил. Поэтому по смыслу пункта 11.2 Правил дорожного движения К.О.В. не имела право принимать решение об обгоне с левой стороны, а должна была объезжать его с правой стороны.

Во-вторых, К.О.В. говорит о том, что ей была непонятна причина, почему впереди идущий автомобиль стал притормаживать. Это означает, что она не видела автомобиль ВАЗ 21083 под управлением С.А.А. Принятие маневра в условиях ограничения обзора свидетельствует о небезопасности этого маневра, т.е. о нарушении пункта 8.1 Правил дорожного движения.

В-третьих, К.О.В. утверждает, что она разогналась до 70-80 км/ч и при совершении обгона скорости не снижала. Не зафиксировано следов торможения и в схеме места происшествия. Между тем, ограничение обзора и замедление впереди идущего автомобиля свидетельствует о наличии опасности для движения, при наличии которой в силу пункта 10.1 Правил дорожного движения водитель обязан принять меры к торможению вплоть до остановки транспортного средства. Этого К.О.В. не сделала, что свидетельствует о нарушении пункта 10.1 Правил дорожного движения.

Действия истицы К.О.В. состоят в причинной связи с дорожно-транспортным происшествием, т.к., действуя с надлежащей степенью заботливости и осмотрительности (статья 401 Гражданского кодекса РФ), она должна была осознать, что в условиях возникшего по неизвестной ей причине затруднения небезопасно совершать обгон без снижения скорости. Это позволило бы ей снизить скорость и дало время на то, чтобы убедиться, что впереди идущий автомобиль объезжает приступивший к маневру автомобиль ВАЗ 21083 с правой стороны. В этом случае она также имела бы возможность объехать автомобиль под управлением С.А.А. с правой стороны и тем самым избежать столкновения.

Вместе с тем суд усматривает в действиях С.А.А. также нарушение пункта 8.1 Правил дорожного движения.

Из содержания схемы дорожного движения, до момента столкновения от осевой линии автомобиль ВАЗ 21083 под управлением С.А.А. прошел 0,9 метра при минимальной устойчивой скорости 5-10 км/ч (в среднем 2,084 м/с). Это означает, что с момента его выезда на полосу встречного движения прошло около 0,43 секунды. Следовательно, К.О.В. двигаясь со скоростью 70-80 км/ч (около 22 м/с) в момент, когда С.А.А. начал выезд на полосу встречного движения находилась на удалении около 10 метров (0,4318*22,22=9,6 м). При средней длине автомобиля 4 метра и интервалах между транспортными средствами в условиях трассы 15-20 метров получается, что К.О.В. начала обгон неустановленного автомобиля не менее чем за 40-46 метров. При скорости 22 м/с получается, что К.О.В. выехала на полосу встречного движения не менее чем за 2 секунды до столкновения.

Это означает, что как минимум за 1,5 секунды до того как С.А.А. начал движение на встречную полосу автомобиль Тойота Раум под управлением К.О.В. уже находился и двигался по встречной полосе.

Этого времени достаточно для того, чтобы при условии постоянного контроля обстановки С.А.А. мог заметить в зеркале заднего вида движущийся по встречной полосе автомобиль и отказаться от выполнения маневра.

То обстоятельство, что С.А.А. начал  движение в условиях, когда по встречной полосе двигался автомобиль Тойота Раум под управлением К.О.В. означает, что С.А.А. не обеспечил надлежащего, постоянного и непрерывного контроля за дорожной ситуацией. Вследствие чего совершил небезопасный маневр, создав помеху движению другому транспортному средству.

В данной ситуации С.А.А. непосредственно перед началом совершения маневра должен был еще раз посмотреть в зеркало заднее вида и убедиться, что дорожная ситуация не изменилась. Это позволило бы ему заметить движущийся по встречной полосе автомобиль и, отказавшись от совершения маневра, предотвратить дорожно-транспортное происшествие. Поэтому его действия также состоят в причинной связи с дорожно-транспортным происшествием.

Таким образом, суд приходит к выводу, что дорожно-транспортное происшествие совершено вследствие действий обоих водителей.

При причинении вреда обоих водителей вред возмещается соразмерно степени их вины.

При определении степени виновности водителей суд учитывает, что их действия в равной степени выражались в совершении небезопасных маневрах. Поэтому суд считает степень вины водителей в дорожно-транспортном происшествии равной.

При определении того, кто должен возмещать вред суд учитывает, что в силу статьи 1064 Гражданского кодекса РФ законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В силу статей 7, 13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельце транспортных средств» страховая выплата потерпевшему в части возмещения вреда, причиненного имуществу, пределах 120 тысяч рублей производится страховщиком.

Статьей 1072 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что  юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из материалов дела видно, что 7 августа 2008 года С.А.А. заключил договор обязательного страхования гражданской ответственности с ООО «Северо-Западная страховая компания». В тот же день, 7 августа 2008 года, вступил в действие приказ Федеральной службы страхового надзора № 327 от 1 августа 2008 года об ограничении действия лицензии на осуществление страховой деятельности у ООО «Северо-Западная страховая компания». В соответствии с пунктом 7 статьи 32.6 Закона Российской Федерации № 4015-1 «Об организации страхового дела в РФ» данное решение вступило в силу 7 августа 2008 года.

Таким образом, договор страхования с С.А.А. заключен в период ограничения действия лицензии на осуществление страховой деятельности у ООО «Северо-Западная страховая компания» лицензии.

Вместе с тем суд считает, что довод представителя истицы о том, что силу этого нарушения договор страхования является ничтожной сделкой, не основан на законе.

Согласно статье 173 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности.

Таким образом, закон устанавливает оспоримость сделки заключенной юридическим лицом без наличия лицензии.

При этом следует отметить, что действительность сделки ставится в зависимость от добросовестности другой стороны (в данном случае – страхователя). В силу опубликования указанного выше приказа в специальном печатном органе («Финансовой газете»), который не распространен широко, С.А.А. не знал об отзыве у ООО «Северо-Западная страховая компания» лицензии и на него не могут быть возложены неблагоприятные последствия нарушений страховщиком.

Поскольку решения суда о признании данного договора недействительным отсутствует, оснований считать, что договор страхования недействителен нет.

Страховщик обязан исполнить свои обязательства и осуществить страховую выплату. Поэтому надлежащим ответчиком в данном случае в пределах 120.000 рублей является ООО «Северо-Западная страховая компания».

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации изложенной в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2007 года, согласно абзацу второму пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страхователь, к которому потерпевшим предъявлен иск, должен привлечь страховщика к участию в деле. По смыслу данной правовой нормы, вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В последнем случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик. Если страховщик привлечен к участию в деле, то независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещении вреда его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, суду следует отказать потерпевшему в иске. Исходя из существа института страхования Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" имеет своей целью защитить не только права потерпевшего на возмещение вреда, но и интересы страхователя - причинителя вреда.

Поскольку истица К.О.В. в лице своего представителя Катерухиной Е.Н. отказалась от замены ответчика с С.А.А. на ООО «Северо-Западная страховая компания», а ответчик С.А.А. отказался возмещать вред за свой счет, в иске в пределах 120 тысяч рублей следует отказать.

Поскольку подлежащий возмещению с учетом установленной судом степени вины истицы К.О.В. (50%) вред составляет менее 120 тысяч рублей, в удовлетворении требования о возмещении имущественного вреда следует отказать.

Требование о возмещении морального вреда, причиненного тратой времени и необходимостью обращаться в различные организации, также не подлежит удовлетворению, так как такие основания возмещения морального вреда положениями статей 151, 1099 Гражданского кодекса РФ не предусмотрены.

Поскольку в удовлетворении иска отказано, судебные расходы возмещению не подлежат.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В иске К.О.В. к С.А.А. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, отказать в полном объеме.

Решение суда может быть обжаловано в кассационном порядке в течение десяти дней со дня его принятия в окончательной форме.

Решение принято в окончательной форме 11 июня 2009 года.

Подлинник решения (определения) находится в гражданском деле № 2-****/2009 Ленинского районного суда г. Новосибирска.     

Судья Д.С. Васильев

Секретарь И.В. Якушевич