Решение об отказе в оспаривании договора дарения

Дело № 2-32/2016

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

09 марта 2016 года город Новосибирск

Ленинский районный суд г. Новосибирска

в составе судьи Лисюко Е.В.,

при секретаре судебного заседания Гулевич И.А.,

с участием представителей истца Эрлих И.А., Михайловой М.А.,

представителя ответчика Бойкова А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании исковое заявление П-р Е.Я. к М-ц А.Г. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности сделки,

установил:

П-р Е.Я. обратилась с иском к М-ц А.Г. в котором просила признать недействительным договор дарения от 01.11.2011, заключенный между ней и ответчиком, 47/100 доли в праве общей долевой собственности на <адрес>. В обоснование иска указала, что она является инвалидом <данные изъяты>, у нее <данные изъяты>. В 2011 году мать ответчика - М-ц Д.Г. уговорила ее передать свою долю в праве собственности в квартире по договору ренты с условием пожизненного содержания ее ответчиком, который обещал заботиться о ней и материально содержать. Она поверила ответчику и подписала договор. В сентябре 2014 года ее забрала жить к себе племянница Эрлих И.А., которой она рассказала, что ответчик не исполняет договор ренты, тогда Эрлих И.А. потребовала у М-ц Д.Г. передать ей экземпляр договора и, ознакомившись с ним, поняла, что подписала договор дарения.

В судебное заседание П-р Е.Я. не явилась, ранее суду поясняла, что заключала договор, по которому она подарила свою комнату ответчику, а тот должен был о ней заботиться, делать ремонт, уборку, платить за квартиру. Ей давали две бумаги подписать, она подписала, читала договор, но не такой, какой ей показывают в зале суда. У нее давно <данные изъяты>, она не читает книг и не смотрит телевизор.

Представитель истца Эрлих И.А. в судебном заседании требования и доводы иска поддержала, дополнительно указала, что П-р Е.Я. до настоящего времени несет бремя содержания жилого помещения. Подлинник договора дарения П-р Е.Я. не получала, ответчик привез ее для подписания договора в Управление Росреестра, но не свозил, чтобы она получила договор.

Представитель истца Михайлова А.М. в судебном заседании требования и доводы иска поддержала, дополнительно указала, что заблуждению истца способствовало ее состояние здоровья, поскольку она страдает <данные изъяты>. О том, что в 2011 году П-р Е.Я. не могла самостоятельно прочесть содержание договора, свидетельствует ее состояние на 2015 год, поскольку зрение не могло упасть сильно за прошедшие годы. Указала, что суд лично наблюдал истицу, <данные изъяты>. Указала, что даже из фото на паспорте видно, насколько большие линзы ее очков. Полагала, что срок давности не пропущен, поскольку П-р Е.Я. узнала, что подписала договор дарения, только осенью 2014 года, когда Эрлих И.А. прочла ей его содержание. На руках у П-р Е.Я. экземпляра договора не было.

Представитель ответчика Бойков А.А. в судебном заседании, возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на пропуск срока исковой давности. Полагал, что истцом не доказаны основания исковых требований. В письменных возражениях указал, что Эрлих более 10 лет не общались с истицей, не навещали ее, никого ближе М-ц Д.Г. у нее не было, в связи с чем она приняла решение одарить ее сына ответчика М-ц А.Г. После заключения договора на протяжении длительного времени истица не оспаривала договор, который был у нее на руках. Намерение оспорить сделку возникло в связи с переездом к Эрлих И.А. Истица самостоятельно оформляла договор с социальным работником, сама ходит платить за квартиру, обратилась к нотариусу, которым не отмечено наличие физических недостатков, приводящих к неспособности самостоятельного участия в совершении сделок. Кроме того, сторона истца указывала, что П-р Е.Я. читает газеты и смотрит телевизор.

М-ц Д.Г., привлеченная стороной истца в качестве третьего лица на стороне ответчика, дала суду письменные пояснения, в которых указала, что общается с П-р Е.Я. более 15 лет, между ними сложились дружеские отношения. Летом 2011 года П-р Е.Я. приняла решение подарить свою долю в квартире, аргументируя это отсутствием близких родственников, она ее отговаривала и объясняла, что после дарения та не сможет распорядиться своей долей, если передумает. Однако истица настояла на совершении сделки в пользу ее сына М-ц А.Г. В Управлении Росреестра П-р Е.Я. лично прочла текст договора, сотрудник Росреестра также объясняла ей, какие правовые последствия влечет этот договор. П-р Е.Я. носит слуховой аппарат, очки, на досуге смотрит телевизор и читает газеты. Истице не давали обещание оказывать помощь, ее посещает социальный работник, помогает ей по хозяйству.

Определением суда от 02.06.2015 М-ц Д.Г. исключена из числа третьих лиц, поскольку решение суда не может повлиять на ее права или обязанности по отношению к одной из сторон.

Свидетель ФИО1 -двоюродная сестра М-ц А.Г. показала суду, что в 2011 году П-р Е.Я. в квартире проживала одна, М-ц А.Г. не жил в своей комнате. Осенью 2011 года она слышала разговор между П-р Е.Я. и М-ц Д.Г., в котором истица задавала М-ц Д.Г. вопросы о том, не подумали ли они, чтобы «переписать ее комнату на М-ц А.Г.». П-р Е.Я. плохо слышала, но пользовалась слуховым аппаратом, при разговоре с ней необходимо было громко разговаривать, кричать не приходилось.

Свидетель ФИО2 суду показал, что тетя его супруги - П-р Е.Я. захотела переехать к ним жить в прошлом году, они забрали ее к себе в сентябре 2014 года. Впервые она рассказала им о том, что ее обманули в декабре 2013 года, пояснила, что ее куда-то возили, давали бумаги на подпись, при этом никто не говорил, что она подписывает и зачем. Копию договора ей никто не давал и она не спрашивала. М-ц Д.Г. обещала бабушке, что будет ухаживать за ней, ходить в магазин за продуктами, но стала плохо к ней относиться, сказала, что комната ей больше не принадлежит. При этом, свидетель показывал, что на протяжении 5-7 лет к П-р Е.Я. приходит социальный работник, которая ходит в магазин, делает уборку.

Свидетель ФИО3- нотариус Новосибирского района Новосибирской области суду показала, что П-р Е.Я. обратилась к ней с просьбой удостоверить доверенность, рассказала историю по поводу квартиры. Для того чтобы, разъяснить ситуацию каким образом защитить ее права, надо было очень сильно постараться потому что она настолько <данные изъяты>, что разговаривала свидетель на пределе своих голосовых связок. За 20 минут беседы свидетель пришла к выводу, что истица адекватно оценивает ситуацию. Доверенность свидетель зачитала ей вслух, но расписалась она сама, никаких приспособлений для подписания не применяла.

Свидетель ФИО4 суду показал, что П-р Е.Я. без слухового аппарата совсем не слышит, а с аппаратом нужно кричать. Осенью 2014 года, П-р Е.Я. рассказала свидетелю о том, что переоформила квартиру на соседку, которая обещала, что будет за ней ухаживать, пояснила, что раньше она никому не рассказывала об этом, так как стеснялась.

Заслушав стороны, допросив свидетелей, изучив письменные доказательства, суд приходит к следующему.

Согласно пункту 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Из ст. 179 ГК РФ усматривается, что сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

По смыслу закона обман - это умышленное введение стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки, с целью склонить другую сторону к ее совершению. При этом обман может иметь место, как в форме действия, так и как в форме бездействия.

Положения п. 1 ст. 572 ГК РФ предусматривают, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Судом установлено, что 01.11.2011 П-р Е.Я. был подписан договор дарения, согласно которому она подарила, а М-ц А.Г. принял в дар 47/100 доли в праве общей долевой собственности в квартире по <адрес>.

01.11.2011 П-р Е.Я. и М-ц А.Г. подписали и подали заявление о государственной регистрации ранее возникших прав П-р Е.Я. на недвижимое имущество, заявление о государственной регистрации договора дарения от 01.11.2011, а 28.11.2011 П-р Е.Я. подана дополнительно требуемая справка о смене паспорта. Кроме того, из расписки в получении документов на государственную регистрацию следует, что после проведения государственной регистрации документы были выданы 01.12.2011 М-ц А.Г. и П-р Е.Я.

Суд приходит к выводу, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что она была введена в заблуждение относительно характера, природы, предмета сделки, что имел место обман - намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Наличие у истца заболеваний органов слуха, и нахождение в престарелом возрасте, не свидетельствует о том, что она в момент подписания договора дарения была не способна понимать значение своих действий по заключению именно договора дарения. Показания свидетелей также не свидетельствуют об искажении воли истцы при заключении сделки. Напротив, из показания свидетелей усматривается, что истица была способна на 2011 год к прочтению текста, ее состояние здоровья не исключает и в настоящее время читать и писать текст. Она доступна контакту, хотя и затрудненному, что установлено непосредственно в судебном заседании.

Заключение судебной медицинской экспертизы № 157-К проведенной ГБУЗ НСО «Новосибирское областное клиническое бюро судебной медицинской экспертизы» не подтверждает, что на момент подписания договора дарения 01.11.2011 истица страдала <данные изъяты> настолько, что не могла прочесть содержание договора дарения и органов слуха настолько, что не могла воспринимать правильно поступающую ей информацию при наличии слухового аппарата.

Суд отмечает также, что спустя 4 года после совершения сделки, при удостоверении доверенности нотариусом ФИО3, не было установлено необходимости для приглашения лица, которое объясняется с глухим гражданином, либо удостоверяет своей подписью соответствие воле участвующего в сделке незрячего гражданина.

Суд считает необходимым указать на то, что лишь заявление стороны о недостаточном или неполном ознакомлении с текстом заключаемого договора, при отсутствии объективных доказательств наличия реальных обстоятельств, препятствующих против воли данного лица его ознакомлению с текстом заключаемого договора, не являются основаниями для признания введения данного лица в заблуждение по существу заключаемого договора, т.к. не исключали возможность отложить подписание договора на более поздний срок и дополнительно ознакомиться со всеми существенными условиями заключаемого договора.

Доводы истца о том, что ответчик не выполняет обещания осуществлять за ней уход, нести бремя содержания подаренной ему доли не имеют значения для оспаривания указанного договора. Заблуждение относительно последующего поведения одаряемого по отношению к дарителю не предусмотрено законом в качестве основания для признания договора дарения недействительным.

Доводы истца о том, что условия договоренности между сторонами по заключению сделки являются условиями договора пожизненной ренты, суд находит несостоятельными, поскольку при заключении договора дарения П-р Е.Я. выразила свою волю именно на дарение спорной доли в квартире квартиры, что сама подтвердила в судебном заседании. Данный договор дарения указывает на безвозмездность передачи недвижимого имущества ответчику, иные устные или какие-либо еще договоренности не подтверждены истцом.

При таких обстоятельствах суд считает, что в ходе судебного разбирательства не нашло своего подтверждения заблуждение истицы относительно оспариваемой ею сделки или совершение в отношении нее обмана.

Кроме того, подлежит удовлетворению ходатайство ответчика о применении срока исковой давности.

В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В силу части 2 статьи 181 Гражданского кодекса РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ) срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Нельзя согласиться с доводом истицы о том, что она узнала о заключении договора дарения в сентябре 2014 года, после того, как Эрлих И.А. прочла ей договор, поскольку такая позиция противоречит ее собственным пояснениям о том, что она подарила жилое помещение, пояснениям М-ц Д.Г. и показаниям свидетелей ФИО2 и ФИО4 о том, что П-р Е.Я. до сентября 2014 года было известно об отчуждении своей доли.

Более того, такая позиция противоречит письменным доказательствам, содержащимся в материалах регистрационного дела из которых следует, что П-р Е.Я. 01.12.2011 расписывалась в получении документов после регистрации договора дарения.

Таким образом, поскольку договор дарения подписан истицей 01.11.2011, а с иском в суд она обратилась 01.04.2015, суд приходит к выводу о пропуске ею срока исковой давности для обращения в суд, что в соответствии с законом является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

решил:

отказать в удовлетворении исковых требований П-р Е.Я..

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение одного месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Решение суда принято в окончательной форме 14.03.2016.

Судья (подпись) Е.В.Лисюко