Постановление о прекращении производства по делу по ч.4 ст.12.15. КоАП РФ

Дело №3(8)-354/09

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о прекращении производства по делу об административном правонарушении

«14»июля 2009г.                                                                                                  г. Новосибирск

Мировой суд 8 судебного участка Кировского района г. Новосибирска в составе: Председательствующего мирового судьи                             Бычковой О.Л.

С участием защитника- адвоката Адвокатского бюро «Бойков, Кильчичаков и партнеры» Бойкова А.А. предоставившего ордер №72 от 08.07.2009г. При секретаре Лещевой О.М.

рассмотрев материал об административном правонарушении по ст. 12.15 ч.4 Кодекса РФ об ад­министративных правонарушениях в отношении гр. Г.Б.Ю., 04.11.1970 г.р., урож. г.Ангрен Ташкентской области Узбеки­стан, ранее не судим, к административной ответственности в области дорожного движения при­влекался, проживает по адресу: <адрес>, женат, имеет на ижди­вении дочь в возрасте 7 лет, работающего ООО <____> заведующий складом

УСТАНОВИЛ:

Гр. Г.Б.Ю. протоколом 54 ПА 842426 от 14.05.2009г. обвиняется в том, что он 14.05.2009г. в 17 час. 15 мин. управлял автомобилем «Тойота Виш» гос/н <__> двигаясь на 1424 км. дороги Новосибирск-Челябинск нарушил требования дорожного знака 3.20, совер­шил выезд на полосу встречного движения.

Г.Б.Ю. в судебном заседании вину в совершении административного правонару­шения не признал и пояснил, что 14.05.2009г. около шести часов вечера он после работы поехал на дачу отвезти рассаду. Он двигался на принадлежащем ему автомобиле «Тойота Виш» гос/н <__> по трассе М-51 «Новосибирск-Челябинск», которую знает очень хорошо, так как постоянно по ней ездит. Впереди медленно двигалась фура со скоростью примерно 20 км/ч, он, зная, что в этом мес­те никаких знаков нет, решил ее обогнать. После обгона фуры его остановили сотрудники ГИБДД. В том месте, где его остановили никаких ремонтных работ не было, ремонтные работы закончи­лись еще километра за полтора до того места где его остановили. Вся рабочая техника уже стояла в отстойнике, ремонт дороги был завершен. Никаких предупреждающих знаков на дороге не было. Со схемой нарушения ПДЦ его ознакомили, был ли знак на схеме, он не помнит. На дороге имеет­ся по одной полосе движения в каждом направлении, была разделительная прерывистая полоса, не отрицает, что, совершая обгон он выехал на полосу дороги предназначенную для встречного движения, но считает что это не имеет значения поскольку никаких запрещающих знаков не было.

Допрошенный в качестве свидетеля ИДПС З.В.Н. суду пояснил, что Г.Б.Ю. совершил обгон в зоне действия дорожного знака 3.20 «Обгон запрещен» с выездом на поло­су встречного движения. Знак был стационарный, в настоящее время его убрали, схема измени­лась, сейчас стоит знак опасная обочина и ограничение скорости 50 км/ч.

Заслушав лицо, привлекаемое к административной ответственности, свидетеля, проверив письменные материалы дела, суд приходит к следующему.

В качестве доказательств вины Г.Б.Ю. в совершении административного право­нарушения, предусмотренного ч.4 ст. 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях суду были представлены следующие документы:

- протокол 54 ПА 842426 об административном правонарушении, составленным 14.05.2009 года в 17 часов 20 минут инспектором ДПС З.В.Н. о привлечении Г.Б.Ю. к админи­стративной ответственности по ч.4 ст. 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях;

- рапорт инспектора ДПС З.В.Н.;

-  схема нарушения ПДД;

- объяснения Ч.А.Н.

Выслушав лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административ­ном правонарушении, изучив и оценив материалы дела, суд считает, что не имеется объектив­ных, достоверных и достаточных доказательств вины    Г.Б.Ю.   в совершении админист­ративного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст. 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, а именно выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

В соответствиисо ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельствкаждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

При составлении протокола об административном правонарушении, как это установлено ч.2 ст.28.2 КоАП РФ, в нем, в числе прочего, указывается событие административного правона­рушения, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Из протокола об административном правонарушении, составленного в отношении    Г.Б.Ю. видно, что выезд на проезжую часть дороги, предназначенную для встречного движе­ния, он совершила в нарушение п. 1.3 ПДД РФ.

Между тем, согласно п. 1.3 ПДД РФ участники дорожного движения обязаны знать и со­блюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

Как видно из приведенного текста, п. 1.3 ПДД РФ содержит общие требования и не содер­жит каких-либо запретов выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения. Такие запреты (либо необходимость соблюдения предписаний в движении при управлении авто­мобилем) содержатся в других пунктах Правил и Приложениях к ним.

Представленная в материалах об административном правонарушении «Схема нарушения» (л.д.5)   не несет в себе информативных данных о нарушении, из нее не усматривается, линия раз­метки, ширина проезжей части и другие обозначения, имеющие значение для правильного уста­новления инкриминируемого водителю нарушении ПДЦ.

Данная схема опровергается представленной ФУАД «Сибуправтодор» схемой расстановки технических средств организации дорожного движения на автомобильной дороге М-51 «Байкал» на 1423-1426 км., согласно которой на участке дороги обозначенном 1424 км. нет запрещающих знаков, в том числе отсутствует знак 3.20 «Обгон запрещен», а также имеется прерывистая линия дорожной разметки 1.5, обозначающая границы полос движения при наличии двух и более полос, предназначенных для движения в одном направлении. Правилами дорожного движения не запре­щено пересекать дорожную разметку 1.5 в отсутствии других запрещающих дорожных знаков.

Суд критически относится к рапорту и показаниям допрошенного в судебном заседании сви­детеля З.В.Н. поскольку они не подтверждены собранными материалами дела об адми­нистративном правонарушении, кроме того, в «Обзоре судебной практики Верховного суда РФ» от 07.03.2007 года за четвертый квартал 2006 года содержится разъяснение о том, что сотрудники милиции в силу возложенных на них полномочий по возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном главой 12 КоАП РФ, по составлению протокола, формирова­нию доказательной базы, могут иметь служебную заинтересованность в исходе дела (ответ на во­прос № 12).

Довод ИДПС З.В.Н. о том, что на 14.05.2009г. на 1424 км. трассы Новосибирск-Челябинск имелся стационарный дорожный знак 3.20 «Обгон запрещен», а затем схема измени­лась и этот знак в настоящее время отсутствует, опровергается представленной схемой ФУАД «Сибуправтодор» и ответом о том, что схема действует с момента утверждения, то есть, с 27 декабря 2006 года и никаких изменений в нее не вносилось.

В силу ст.25.6 КРФ об АП «В качестве свидетеля по делу об административном правонару­шении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежа­щие установлению. Свидетель предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний».

Как видно из объяснений свидетеля Ч.А.Н. он не предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КРФ об АП, а потому суд не мо­жет принять их во внимание.

Других достаточных и достоверных доказательств, опровергающих данные Г.Б.Ю. объяснения в деле, нет.

Согласно ч.1 ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В соответствии с ч.3 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответствен­ности, не обязано доказывать свою невиновность.

Исходя из смысла указанной нормы права, суд приходит к выводу, что обязанность дока­зывания совершения административного правонарушения лежит на органе, составившим протокол об административном правонарушении.

В соответствии с ч.4 ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях неустра­нимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толку­ются в пользу этого лица.

Поскольку в судебном заседании, из представленных суду доказательств бесспорно не ус­тановлено в деянии Г.Б.Ю. наличия состава административного правонарушения по ч.4 ст. 12.15 КоАП РФ, то в силу ст. 24.5 КоАП РФ, согласно которой, производство по делу об адми­нистративном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекра­щению при отсутствии состава административного правонарушения, производство по делу по привлечению Г.Б.Ю. к административной ответственности по ч.4 ст. 12.15 КоАП РФ под­лежит прекращению.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.24.5, 29.9, 29.10. КоАП РФ, мировой судья

ПОСТАНОВИЛ:

Производство по делу в отношении Г.Б.Ю. по ч.4 ст. 12.15 КоАП РФ прекратить на основании п.2 ст.24.5 КоАП РФ, за отсутствием в его действиях состава адми­нистративного правонарушения.

Постановление может быть обжаловано в суд общей юрисдикции Кировского района г. Новосибирска в течение 10 дней со дня вручения или получения его копии.